vmr.jpg

«ВЕЛИКИЙ. МОГУЧИЙ. РУССКИЙ?»

 Неистощимой клеветою

Он провиденье искушал,

Он звал прекрасное мечтою,

И вдохновенье презирал...

А.С. Пушкин

          Любовь и уважение к родному языку мы впитали буквально с молоком матери, с первыми звуками её голоса.  Со временем эти чувства окрепли и окончательно утвердились под натиском непререкаемых убеждений в том, насколько он велик и могуч, как самобытен и уникален.

          И это бесспорно так и есть.  За долгие годы переводческого труда несметное количество раз мне после мучительных поисков приходилось прибегать к тускловатым упрощениям, будучи не в силах отыскать в чужих языках средства, способные отразить все оттенки и грани искрящихся живым светом русских слов и выражений. 

          Не раз я озадаченно задавал себе риторический вопрос: откуда же взялось такое неисчерпаемое многообразие и богатство?  Однако многолетняя работа с разными языками шаг за шагом привела меня к открытию, что на этот вопрос есть вполне конкретный ответ.

 

          Своим еретическим выводом спешу ошарашить вас сразу: русский язык вовсе не настолько русский, как мы беспрекословно привыкли полагать.  По моим очень поверхностным подсчётам, не менее половины русских слов имеют иноземных прародителей, а среди сложных слов (имеющих приставку, корень и суффикс) их количество приближается к 100%!

И речь тут вовсе не о прямых заимствованиях иностранных слов, или интернационализмов, которых хватает в любом языке, типа «приватизации», «проституции», а теперь вот «инновации» с «нанотехнологиями».  Я не случайно поставил перед статьёй эпиграф из божественного Пушкина.  Большинство этих слов – кальки[1] из латыни!  А если попроще – то это слова, сложенные из весьма примитивного исходного материала строго по древне-римскому образу и подобию.

 

          Если вы сразу возмущённо не отложили в сторону столь кощунственную крамолу, попробую предельно наглядно и не скучно поделиться своим не скрупулёзным научным исследованием, а скорее довольно хаотичной версией филолога-любителя.

 

          Начнём наш захватывающий путь с чудесного русского слова «в-дох-новение», столь излюбленного поэтами.  Все его составные части с не менее чудесной чёткостью соотносятся с латинским словом in-spir-atio, где in- = приставка «в-», -tio = суффикс «-ение», ну и корень spir = «дыхание, дышать, вдохнуть» - вспомните «респиратор» или знаменитое Цицероновское «Dum spiro – spero»[2], ну или на худой конец «конспираторов», т.е. «единых духом» заговорщиков (что в течение веков изменило смыcл на нечто тайное, сокрываемое от посторонних глаз).

 

          Точно по такой же схеме построено и другое выразительное слово «в-печат-ление» - im-press-io, с корнем press – «давить, прижимать, печатать».  Соответственно, «подавление» – repressio, «сжатие» – compressio, «выжимание» – expressio, и так далее по той же схеме.

 

          И это не случайное со-в-падение – ведь и это слово также имеет латинского родителя:  co-in-cidentia, где сразу две латинских приставки со- и in- соответствуют русским со- и в-, а корень cid знаменует «падение».

          Можно припомнить в этой связи incidentis, то есть попадание в неприятность или падение чего-либо на кого-либо (либо наоборот); да и убийство (homicide) или самоубийство (suicide) тоже в общем-то в конечном счёте подразумевают «падение». 

          В качестве дополнительной иллюстрации возьмём, казалось бы, совсем русское слово «запад», и сравним его с латинским оccident – и тогда сразу становится прозрачным смысл и происхождение этого понятия: место, куда падает (или западает) солнце (в то время как «восток», напротив, место откуда оно "востекает").

          Можете нападать на меня за это святотатственное предположение.  Только имейте в виду, что «нападать» по латыни будет incidere...  А «предположение», соответственно – propositio (где positio и есть «положение»). А «соответственно» в свою очередь – correspondente (в котором respond – это «ответ»), и так до бесконечности (или infinitas)…

          Такое вот получилось созвездие или constellatio (ну, что stella – это «звезда», надюсь, всем известно).

 

          Продолжаем разговор, как говорил Карлсон.  А вот если бы он жил на крыше Пантеона и звался Карлиус, то изрёк бы: prolongare conversatio! – ведь  long – это «длинный», «долгий» не только в английском – вспомните старика Горация: Ars longa, vita brevis est.[3]  Оттуда же и «долгота» – longitudo, «продолговатый» – oblongus, «долголетие» – longaevitas, и даже «издалека» – elonginquo.

 

          Нужно ещё подтверждение?  Пожалуйста!  Далеко ходить не надо – оно в самом этом слове:  con-firm-atio, где firm – это «твёрдый».  И я могу утверждать (affirmare) это с полной ответственностью.     

 

          Кстати, об ответственности, или responsibilitas на латыни.  Тут если копнуть поглубже, внутри отыщется не просто общий корень «ответ», а делящийся в свою очередь ещё на две части:

          1) re-, то есть «от» (примеры: относительный – relativus, отдалённый – remotus, отдых – respirare, отзыв - recensio);

          2) sponsus, что значит «ручательство» (отсюда, между прочим, и «спонсор», т.е. «поручитель», «ответственный»).  А жених и невеста в древнем Риме звались sponsus e sponsa, то есть «обручённые», соединившие руки, ответственные друг за друга.

          Но как же соотносится таинственный корень «вет» с рукой? – спросите вы.  Не так уж и очевидно, однако связь всё же просматривается.  Возьмём такие слова как «привет», «завет», «навет» - все они так или иначе подразумевают действия, совершаемые рукой, ну а «ветка» видимо была названа так древними славянами по аналогии с рукой, растопырившей пальцы (или наоборот, что сути дела не меняет).

          Так что наш исконно русский «ответ», тоже латинских кровей, не говоря уж об «ответственности». 

 

Следующий пример заслуживает особого в-нимания.  Ибо способствует ещё лучшему по-ниманию.  Никогда не задумывались, почему эти разные слова так похожи?  Вот именно – и то, и другое от всё тех же римлян: «понимать» – tendere, тогда как «в-нимать» – at-tendere, и соответственно «в-нимание» – a-ttentio!

 

          Всё ещё не у-бедительно?  Как сказать.  Ведь и это слово оттуда же, откуда и предыдущие: con-vinсe, где приставка con- = у, а корень vinc означает победу, преодоление беды.  Тут уместно припомнить всё того же Цицерона: Vincit imitationem veritas – «Истинное победит поддельное». Или прекрасное выражение «Любовь побеждает всё»: Omnia vincit Amor. Или слово invincebilis – «непобедимый».  От этого же корня, между прочим, пошла и «провинция» – завоёванная, побеждённая область.

          Но ведь тогда это слово должно выглядеть как «упобедительно»! – возразите вы, и наверняка будете абсолютно правы.  Скорее всего именно в таком виде оно и существовало раньше в русском языке, но в результате фонетического процесса под названием «гаплология»[4] из него для удобства произношения выпал один слог. 

          Бывает и не такое. Слова изменяются в течение веков по самым разнообразным причинам, порой до неузнаваемости.  Но иногда этимологию проследить возможно: например, малосердие (misericordia) у не признающих мягкотелости римлян, стало милосердием у сострадательных русских.  Чаще всё происходило более прозаично, просто чтобы меньше напрягать речевой аппарат: так, немецкий taler превратился у нас в «тарель», а потом в «тарелку» (какое-то время она звалась «талеркой»), испанская guirnalda стала «гирляндой», а cocodrilo – «крокодилом».

 

          Теперь возьмёмся на-блюдать (т.е. ob-serve) целый пласт самых разных слов и их производных, пришедших к нам от древнеримского корня serv, означающего «блюдо».  Мы так привыкли к обобщённому понятию «сервис» как обслуживание, что не сразу всплывает в уме его изначальное значение – подача блюд на стол.  От него же произошли, соответственно, «сервант» – шкаф для хранения блюд (в английском он переродился в servant – слугу, подающего блюда), а также «сервиз» – набор всё тех же блюд, «сервировка» и так далее.

          Ну а собственно «наблюдение» у славных чревоугодием римлян видимо в первичном виде означало созерцание того, что находится перед глазами, или на блюде.

          К этой же серии относится и cо-блюдение (сon-servatio) – в частности, правил, что породило ещё одно понятие – консерватор, т.е. блюдущий традиции.  А просто «блюсти», как вы догадываетесь, будет просто servare.

          Другие же слова с этим корнем вошли в русский уже не в виде кáлек, а прямыми заимствованиями: «консервировать» (conservare) – cохранять то, что осталось на блюде, «резервировать» (reservare) – откладывать (как бы с блюда) и многие другие.

         

          Откуда же взялась в русском такая зависимость от латыни?...  Стоп!  Сначала взглянем в словарь – так и есть: dependentia, где корень pend означает «висеть».  Примеры?  Подвеска – subspensio, маятник – pendula, взвесь – суспензия, ну и любимая нами «независимость» - independentia.   А те, кто знаком с деловой лексикой, знают, что appendix – это ещё и приложение, довесок к основному тексту документа (помимо весьма проблемного «довеска» к слепой кишке).

 

          Но это невероятно!  Скажете вы, сами того не подозревая выразившись почти на латыни, в которой это слово звучит как incredibilis, где приставка in- означает отрицание, а корень credверу.  Вспомним при этом «кредит», выражение in deum credens – «в Бога веруем», ну а «вероятность» по-латински будет просто credibilitas.  Может хоть это поможет мне убедить самых недоверчивых (incredulus)?

 

         Отличный пример, не правда ли?  К тому же, что и это слово – excellens – пришло к нам прямиком от латинян, причём в обоих своих значениях: и «превосходный», и «отличающийся».  Интересно, почему же такое совпадение?  Совпадения никакого нет, поскольку позаимствовано это слово было сразу вместе со всеми его потрохами, то бишь значениями и производными. 

          Это, кстати, гораздо более интересный случай, чем элементарная калька.  Судя по нему, слово «чело» (впоследствии ставшее «лицом») ещё в стародавние времена пришло и в латынь, и в русский из какого-то одного предшествовавшего им праязыка, но это – отдельная гигантская тема.

          Таких старинных корней, общих для латинского и русского, немало, что подчёркивает их изначально единое родство.  Достаточно назвать «очи» (oculus), «нос» (nasus), и множество других слов, издревле существующих в обоих языках.

          Ну а судьбу слова «чело» можно проследить при помощи такого традиционно русского занятия как «целоваться» – соприкасаться лицами, или челами (как тут ни вспомнить Тараса Бульбу: Ну, здорово, сынку! почеломкаемся!).  Оттуда же, видимо, пошло и слово «человек», то есть «имеющий лицо».

          Забавным образом получается, что словосочетание «приличный человек» является образцом тавтологии[5] в чистейшем виде: «имеющий лицо имеющий лицо».  Или «поцеловать человека»: «приложить чело к имеющему чело».  Вот вам эффект соединения слов разных эпох!

 

          Требуется ли дальнейшее объяснение или explanatio?  По-моему, всё и так ясно, или выражаясь по-латински: plane!

 

          Не ясно лишь то, почему до сих пор не было сделано этого открытия (inventus).  Тем более, что эти разрозненные примеры – лишь крохотная вершинка огромного айсберга, а на самом деле их многие, многие сотни, если не тысячи.  Практически чуть ли не из-за каждого многосложного русского слова выглядывает его зеркальный латинский предшественник....

....

Если вы хотите прочитать статью полностью, СКАЧАЙТЕ файл в формате  WORD - см. ниже. 

 

[1]  Калька – в языкознании: слово или выражение, образованное путем буквального перевода частей иноязычного слова или выражения.

[2]  «Пока дышу – надеюсь».

[3]  «Жизнь коротка, искусство долговечно»!

[4]  Гаплология – выпадение в слове одного из двух идущих друг за другом слогов. Результатом гаплологии являются, например, слова «знаменосец» (из «знаменоносец»), «минералогия» (из «минералология»), «близорукий» (из «близозоркий»), «трагикомедия» (из «трагикокомедия»), «коричневатый» (из «коричневоватый»), «радушие» (из «радодушие»). 

В самом слове «гаплология» этого, однако, почему-то не произошло...

[5]  Тавтология – повторение одних и тех же или близких по смыслу слов.  Например: «спросить вопрос», «старая старушка», «современное время», «сегодняшний день».

ВАША ЛЕПТА
Порекомендуйте друзьям

© 2018 Mikhail Bajenov. Created by www.AelitaArts.com

  • Black Facebook Icon